Храмы Харькова

Пожалуй, можно сказать, что наши предки были весьма религиозными людьми. В пользу этого говорит и то, что одновременно с городом появилось множество церквей. Самого первого харьковского священника звали Еремеище. Он пришел вместе с переселенцами из-за Днепра, и именно его хлопотами была обустроена самая первая церковь нашего города — Успенская. Правда, должен заметить, храм оказался весьма далек от совершенства. Во всяком случае, посланник русского царя воевода Офросимов был шокирован малыми размерами церкви и тем, что харьковчане молились вместо икон бумажным плакатам с изображением святых. Но, с другой стороны, Успенская соборная церковь — единственная на Слободской Украине (где главная церковь всегда строилась за счет государства), которая была возведена на деньги горожан, что опять-таки свидетельствует об их религиозном усердии. Собор, стоящий сегодня на месте той церкви, освящен в 1780 году. На освящении присутствовал знаменитый полководец екатерининских времен граф П.А. Румянцев-Задунайский. В этом здании молились все российские самодержцы, начиная с Екатерины Великой. Только Павел I за время своего короткого царствования не успел посетить Харьков. В 1826 году, 9 января, по пути в столицу в Харьков было доставлено тело умершего в Таганроге императора Александра I. Покойный находился в Успенском соборе до 12 января. До революции в Успенском соборе находился великолепный иконостас работы гениального Растрелли. Путеводитель 1902 года указывал, что «этот иконостас и в настоящее время является предметом восхищения всех лиц, умеющих ценить искусство». 

Кроме того, здесь хранилась чудотворная икона Елецкой Божьей Матери, присланная владыкой Черниговским на благословение новостроящегося Харькова. Однако же основной достопримечательностью Успенского собора является Александровская колокольня, сооруженная в честь победы над Наполеоном. Об этом свидетельствовала не сохранившаяся до нашего времени надпись на ее стене: «Богу-Спасітелю за избавленіе Отечества отъ нашествія галловъ и съ ними двунадесяти языкъ». Строительство Александровской колокольни длилось более 20 лет и обошлось харьковчанам в 110 тысяч рублей серебром — огромная сумма. Но зато это была самая высокая колокольня в России, высота которой (вместе с крестом) достигала почти 90 метров. 

По свидетельству Квитки-Основьяненко, в самом начале строительства городской голова В.М. Ламакин пришел в сильное негодование и решительным голосом объявил, что он не допустит, чтобы мирные и добрые граждане Харькова осмелились воздвигать такой высоты здание, которое бы превышало находящуюся в первопрестольной Москве, в самом Кремле, колокольню Ивана Великого — диво на всю Россию». Однако архитектор Е.А. Васильев его перехитрил. Представив дворянскому собранию ложные расчеты с заниженной высотой Александровской колокольни, он получил «добро» на строительство. И сегодня мы имеем в своем городе, по восторженному определению путеводителя начала века, «одно из самых замечательных зданий в мире». А в 1878 году, после того как харьковский губернатор Д.Н. Кропоткин (кстати, брат знаменитого анархиста князя Кропоткина), возвращаясь с бала в Институте благородных девиц, был убит народником Гольденбергом, харьковские купцы повесили на первом этаже Александровской колокольни огромный серебряный колокол весом в 18 пудов, в память об убиенном губернаторе. Но, бесспорно, главной святыней нашего края являлась чудотворная икона Озерянской Божьей Матери. Говорят, по «чудотворности», если так можно выразиться, она уступала только главной иконе Российской империи — иконе Казанской Божьей Матери. С харьковской святыней был связан сложный ритуал, утвержденный лично императором Николаем II. Летом икона хранилась в Куряжском монастыре близ Харькова (после революции там разместилась Куряжская колония во главе со знаменитым педагогом Макаренко). На зиму икона переносилась в Покровский мужской монастырь, где сохранялась вместе с мощами святых Печерских угодников и старинным Евангелием, подаренным харьковчанам светлейшим князем Г.А. Потемкиным-Таврическим. В конце ХIХ века для хранения реликвии построили отдельную Озерянскую церковь. А хорошо известная горожанам Холодногорская церковь поставлена как раз на том месте, где куряжские монахи передавали икону представителям города. Ее официальное название — церковь Озерянской Божьей Матери. 

Происхождение иконы неизвестно. В 1762 году старожил Мерефы дал о ней следующее письменное свидетельство: «Видел и помню в церкви Озерянской пустыни (это место, где раньше хранилась реликвия. — Прим. автора.) стояла чудотворная икона, а откуда и кем поставлена — ведать не могу». Ну, а конец религиозной святыни — увы — традиционен для нашей страны. В 20-х годах она была уничтожена большевиками. Кинотеатр «Спорт» — один из наших гнуснейших кинотеатров. Превращен в таковой из великолепной Дмитриевской церкви. Когда 19 ноября 1804 года церковь сгорела дотла со всеми архивами, имуществом и документами, случилось чудо: образ Смоленской Божьей Матери нашли невредимым на пепелище. 

Церковь носила имя святого Дмитрия Солунского, «воителя-защитника». Надежда харьковчан не была посрамлена. Татары, опустошая Украину, не раз подходили к Харькову, но всегда отражались заступничеством святого великомученика. В 30-е годы церковь разрушили, построили на ее месте убогий кинотеатр. Нынешняя военная кафедра ХИМЭСХа — это тоже перестроенная церковь, Вознесенская, а площадь вокруг нее именовалась Вознесенской. Сегодня она называется площадью Фейербаха. 

Будущему великому немецкому философу было всего 13 лет, когда 17 сентября 1811 года император Александр I Благословенный, проезжая через Харьков, заметил у Вознесенской церкви толпу и священника в полном облачении. Император вышел из коляски, принял благословение и под восторженные крики харьковчан отправился в дальнейшее путешествие. Однако Фейербах этого видеть не мог, потому что он был слишком мал, жил в Германии и в Харькове никогда не бывал. И вообще, почему площадь названа его именем, мне неведомо. Напротив ДК Строителей стояла Михайловская церковь, снесенная совсем недавно, в начале 60-х, во время очередной хрущевской войны с «опиумом для народа». Данная церковь была знаменита тем, что здесь хранился личный требник Ивана Мазепы, и славилась своей прекрасной медовухой. Так, например, члены братства этой церкви во время храмового праздника в 1739 году выручили целых 20 рублей за проданный мед, что свидетельствует о его отменном качестве. 

Там, где сегодня стоит новый цирк, высилась одна из старейших церквей Харькова — Воскресенская. Она была столь старой, что в 1789 году стал вопрос о постройке нового храма. Однако наши пращуры тоже умели халтурить, и в 1794 году, новая, почти законченная церковь развалилась «по непрочному строению». Здесь же, на Воскресенской площади, стояла еще одна церковь — Пресвятой Троицы, принадлежавшая старообрядцам. 

Уверяю вас — этот список можно продолжать и продолжать. В Харькове было до семи десятков только православных храмов. Например на территории нынешнего студенческого городка «Гигант» располагалось женское Епархиальное училище, и потому улица Артема называлась Епархиальной, а там, где сегодня находится «Большой гастроном» на Пушкинской, стояло сразу две Каплуновские церкви — новая, 1912 года постройки, и старая, 1810 года. Святой Синод в Петербурге запретил сносить старую церковь как ценный памятник архитектуры, ну а советская власть... Впрочем, не судите и не судимы будете. И я прошу прощения за то, что не могу рассказать обо всех церквях, по числу которых на душу населения Харьков, согласно легенде, приближался к самой Москве. Но обещаю, мы будем еще не раз возвращаться к местам, где молились и исповедовались своим пастырям наши предки.

Коментарии:

  • бред
    Лилия Соколовская
Оставить комментарий